Предложите Ваши:

цитаты, афоризмы, пословицы, поговорки, стихи, тексты песен, анекдоты, шутки, - для "Свода житейской мудрости".


Добавить

Поэзия 14644 : Авторы 1330

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
Загрузка

ДМИТРИЕВ Иван

Волк и Лисица

Волк хищный занемог. Раскаянье с недугом
Приходит часто и к зверям.
"Нет, - так он рассуждал с кумой своей и другом, -
Нет, полно рыскать мне по рощам и лугам!
Довольно подушил овечек я невинных;
Не лучше ль смирно жить, питаться мне травой?
Мы, кумушка, с тобой
Забудем о делах бесчинных!
Ты грешнику поверь: в прожорстве нет добра!
И нам опомниться пора!
Советую тебе оставить кур в покое;
Смиренье дело золотое.
Увидишь, я во всем с ягненком буду схож -
И если не лицом, обычаем хорош".
Лисица удивилась.
"Волк, - думала она, - недаром слезы льет
И злость свою клянет;
Он, верно, завтра же умрет".
С почтеньем, молча, поклонилась.
Но, к счастью, у волков
Не знают докторов:
Больной оправился. Курятница-Лисица,
В политике, как всем известно, мастерица,
Пустилась Волка поздравлять:
Не худо иногда зубастым угождать!
Итак, угодница является в пещеру
К нравоучителю, иль, лучше, лицемеру.
Что ж видит там она? Покойно Волк сидит
И кушает барана;
Овца несчастная полмертвая лежит,
Такой же участи ждет скоро от тирана.
"Прекрасно, куманек, - Лисица говорит, -
Ты каялся в грехах и плакал, как ребенок,
Но видно, что в тебе глас совести умолк!" -
"Так что ж? - вскричал злодей. - В болезни я ягненок;
Когда здоров, я - волк".
Иван Дмитриев


Голубка и Бабочка

Однажды Бабочка Голубке говорила:
"Ах, как ты счастлива! Твой голубок с тобой.
Какой он ласковый! Как он хорош собой!
А мне судьба определила
Совсем иначе жить: неверный мотылек
Все по лугам летает;
То незабудочку, то розу выбирает;
А я одна сижу". - "Послушай, мой дружок! -
Голубка отвечала. -
Напрасно, может быть, пеняешь ты ему:
Не ты ль причиною тому,
Что счастья не сыскала?
Я правду говорю: любимой нежно быть
Здесь средство лишь одно - умей сама любить!"
Элиза милая, пример перед тобою:
Люби... и будешь век довольна ты судьбою!
Супруг твой добр и мил. Он сердца твоего,
Конечно, цену знает;
Люби и почитай его!
Там счастье, где любовь: оно вас ожидает.
Иван Дмитриев


Два Голубя

Два Голубя друзьями были,
Издавна вместе жили
И кушали и пили.
Соскучился один все видеть то ж да то ж;
Задумал погулять и другу в том открылся.
Тому весть эта острый нож;
Он вздрогнул, прослезился
И к другу возопил:
"Помилуй, братец, чем меня ты поразил?
Легко ль в разлуке быть?.. тебе легко, жестокой!
Я знаю; ах! а мне... я, с горести глубокой,
И дня не проживу... К тому же рассуди,
Такая ли пора, чтоб в странствие пускаться?
Хоть до Зефиров ты, Голубчик, погоди!
К чему спешишь? Еще успеем мы расстаться!
Теперь лишь Ворон прокричал,
И без сомнения - страшуся я безмерно! -
Какой-нибудь из птиц напасть он предвещал,
А сердце в горести и пуще имоверно!
Когда расстанусь я с тобой,
То будет каждый день мне угрожать бедой:
То ястребом лихим, то лютыми стрелками,
То коршунами, то силками -
Все злое сердце мне на память приведет.
Ахти мне! я скажу, вздохнувши, дождь идет!
Здоров ли-то мой друг? Не терпит ли он холод?
Не чувствует ли голод?
И мало ли чего не вздумаю тогда!"
Безумцам умна речь, как в ручейке вода:
Журчит и мимо протекает.
Затейник слушает, вздыхает,
А все-таки лететь желает.
"Нет, братец, так и быть, - сказал он, - полечу!
Но верь, что я тебя крушить не захочу;
Не плачь: пройдет дни три, и буду я с тобою
Клевать
И ворковать
Опять под кровлею одною;
Начну рассказывать тебе по вечерам -
Ведь все одно да то ж приговорится нам, -
Что видел я, где был, где хорошо, где худо;
Скажу: я там-то был, такое видел чудо,
А там случилось то со мной -
А ты, дружочек мой,
Наслушаясь меня, так сведущ будешь к лету,
Как будто бы и сам гулял по белу свету.
Прости ж!" - При сих словах
Наместо всех увы! и ах!
Друзья взглянулись, поклевались,
Вздохнули и расстались.
Один, носок повеся, сел;
Другой вспорхнул, взвился, летит, летит стрелою
И верно б, сгоряча край света залетел;
Но вдруг покрылось небо мглою,
И прямо страннику в глаза
Из тучи ливный дождь, град, вихрь, сказать вам словом,
Со всею свитою, как водится, гроза!
При случае таком, опасном, хоть не новом,
Голубчик поскорей садится на сучок
И рад еще тому, что только лишь измок.
Гроза утихнула, Голубчик обсушился
И в путь опять пустился.
Летит и видит свысока -
Рассыпано пшено, а возле - Голубка;
Садится и в минуту
Запутался в сети; но сеть была худа,
Так он против нее носком вооружился;
То им, то ножкою тянув, тянув, пробился
Из сети без вреда,
С утратой перьев лишь. Но это ли беда?
К усугубленью страха,
Явился вдруг Сокол и, со всего размаха,
Напал на бедняка,
Который, как злодей, опутан кандалами,
Тащил с собой снурок с обрывками силка.
Но, к счастью, тут Орел с широкими крылами
Для встречи Сокола спустился с облаков;
И так благодаря стечению воров
Наш путник Соколу в добычу не достался,
Однако все еще с бедой не развязался:
В испуге потеряв и ум и зоркость глаз,
Задел за кровлю он как раз
И вывихнул крыло; потом в него мальчишка -
Знать, голубиный был и в том еще умнишка -
Для шутки камешек лукнул
И так его зашиб, что чуть он отдохнул;
Потом... потом, прокляв себя, судьбу, дорогу,
Решился бресть назад, полмертвый, полхромой;
И прибыл наконец калекою домой,
Таща свое крыло и волочивши ногу.

О вы, которых бог любви соединил!
Хотите ль странствовать? Забудьте гордый Нил
И дале ближнего ручья не разлучайтесь.
Чем любоваться вам? Друг другом восхищайтесь!
Пускай один в другом находит каждый час
Прекрасный, новый мир, всегда разнообразный!
Бывает ли в любви хоть миг для сердца праздный?
Любовь, поверьте мне, все заменит для вас.
Я сам любил: тогда за луг уединенный,
Присутствием моей подруги озаренный,
Я не хотел бы взять ни мраморных палат,
Ни царства в небесах!.. Придете ль вы назад,
Минуты радостей, минуты восхищений?
Иль буду я одним воспоминаньем жить?
Ужель прошла пора столь милых обольщений
И полно мне любить?
Иван Дмитриев


Два друга

Давно уже, давно два друга где-то жили,
Одну имели мысль, одно они любили
И каждый час
Друг с друга не спускали глаз;
Все вместе; только ночь одна их разводила;
Но нет, и в ночь душа с душою говорила.
Однажды одному приснился страшный сон;
Он вмиг из дома вон,
Бежит встревоженный ко другу
И будит. Тот вскочил:
"Какую требуешь услугу? -
Смутясь, он говорил. -
Так рано никогда мой друг не пробуждался!
Что значит твой приход? Иль в карты проигрался?
Вот вся моя казна! Иль кем ты огорчен?
Вот шпага! Я бегу - умру иль ты отмщен!" -
"Нет, нет, благодарю; ни это, ни другое, -
Друг нежный отвечал, - останься ты в покое:
Проклятый сон всему виной!
Мне снилось на заре, что друг печален мой,
и я... я столько тем смутился,
Что тотчас пробудился
И прибежал к тебе, чтоб успокоить дух".

Какой бесценный дар - прямой, сердечный друг!
Он всякие к твоей услуге ищет средства:
Отгадывает грусть, предупреждает бедства;
Его безделка, сон, ничто приводит в страх,
Друг в сердце, друг в уме - и он же на устах!
Иван Дмитриев


Две Лисы

Вчера, подслушал я, две разных свойств Лисицы
Такой имели разговор:
"Ты ль это, кумушка! Давно ли из столицы?"
"Давно ль оставила я двор?
С неделю". - "Как же ты разъелась, подобрела!
Знать при дворе у Льва привольное житье?"
"И очень! Досыта всего пила и ела".
"А в чем там ремесло главнейшее твое?"
"Безделица! С утра до вечера таскаться,
Где такнуть, где польстить, пред сильным унижаться,
И больше ничего". - "Какое ремесло!"
"Однако ж мне оно довольно принесло:
Чин, место". - "Горький плод! Чины не возвышают,
Когда их подлости ценою покупают".
Иван Дмитриев


Кот и Моська

Кот вздумал с Моською играть.
Собаки все добры. Курносая храпела,
В восторге хвостиком вертела
И всячески Кота старалась забавлять.
Но дружба непрочна с коварными сердцами!
Кот в Моську когти запустил
И даже стал кусать зубами!
"Что так ты морщишься? - бедняжку он спросил. -
С тобой я пошутил;
А я люблю шутить с друзьями.
Сердиться на меня не только что смешно,
Но, право, кажется, грешно".
"Пожалуй, смейся надо мною, -
Сказала Моська, - но с тобою
Водиться не хочу. Нимало не сержусь,
А шуточек твоих боюсь
И вредное навек знакомство разрываю:
Ошиблась - так и быть - опомниться пора!"

Известных я врагов всегда предпочитаю
Друзьям, которые царапать мастера.
Иван Дмитриев


Лев и его любимец

Собачку лев любил,
И все тогда ее ласкали:
Лисицы в гости звали,
Медведи кланялись, и тигры уважали;
Спесивый даже слон Собачке другом был,
И хоботом своим огромным
То на спину сажал, то гладил он ее.
Надеяться нельзя на счастие свое!
Врагам угодно было злобным,
Чтоб царь зверей сослал любимца своего.
Любимец изгнанный не стоит ничего!
Все стали клеветать насчет Собачки бедной,
Что ум она имеет вредный;
Лисица голос подала,
Что будто так Собака зла,
Что гнусную на Льва сатиру сочинила;
Медведь всех уверял,
Что две сатиры он читал
И что всю истину Лисица говорила;
А заяц побежал
(В том зайцев вся и сила),
Не выслушав конца, рассказывать везде,
Что было, как и где.

И мы, как звери, поступаем:
Нередко зло ко злу нарочно прилагаем.
Иван Дмитриев


Медведь и его гости

Медведю вздумалось зверям дать угощенье;
Толпою все бегут на зов,
И пир, конечно, был таков,
Что он гостей привел в восторг и удивленье.
Вельможа не жалел кармана своего;
Все было славно и богато.
Без спору, можно жить медведям торовато!
Лишь только на пиру веселья одного,
Не знаю, как-то не случалось.
В тот вечер, может быть,
Оно в сердечную беседу удалилось.
Мартышка резвая, охотница шутить,
Прожора небольшая,
Зевала, морщилась, плечами пожимая,
И наконец, отдав хозяину поклон,
Сказала барсуку: "Веселье - мой закон:
У пышных богачей, я вижу, все прекрасно;
Но что-то говорить и трудно и опасно!
Ты оставайся здесь, а я бегу туда,
Где рассмеяться не беда".
Иван Дмитриев


Мне лекарь говорил: "Нет, ни один больной
Не скажет обо мне, что недоволен мной!".
"Конечно, - думал я, - никто того не скажет,
Смерть всякому язык привяжет".
Иван Дмитриев


Сверчки

Два обывателя столицы безымянной,
Между собою земляки,
А нацией Сверчки,
Избрали для себя квартирой постоянной
Судейский дом;
Один в передней жил, другой же в кабинете,
И каждый день они видалися тайком.
"Нет лучше нашего хозяина на свете! -
Сказал товарищу Сверчок. -
Как гнется, даром что высок!
Какая кротость в нем! какая добродетель!
И так трудолюбив! Я сам тому свидетель,
Какую кучу он записок отберет,
И что же? Ни одной из них не издерет,
А все за ним тащат!" - "На произвол судьбины! -
Товарищ подхватил. -
Дружок! ты, видно, век в прихожих только жил
И вместо лиц привык рассматривать личины;
Не то бы ты сказал, узнавши кабинет!
В передней барин то, чем хочет он казаться;
А здесь - каким родился в свет:
Богатому служить, пред сильным пресмыкаться;
А до других и дела нет;
Вот нашего ханжи и все тут уложенье!
Оставь же лишнее к нему ты уваженье.
И в обществе людском,
Где многое тебе покажется превратным,
Умей ты различать двух человек в одном:
Парадного с привратным".
Иван Дмитриев


Что Богу нужды нет в молитвах, всякий знает,
Но можно ль нам прожить без них?
Иван Дмитриев