Предложите Ваши:

цитаты, афоризмы, пословицы, поговорки, стихи, тексты песен, анекдоты, шутки, - для "Свода житейской мудрости".


Добавить

Поэзия 14644 : Авторы 1330

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
Загрузка

БЕДНЫЙ Демьян

Автоэпитафия

Не плачьте обо мне, простершемся в гробу,
Я долг исполнил свой, и смерть я встретил бодро.
Я за родной народ с врагами вел борьбу,
Я с ним делил его геройскую судьбу,
Трудяся вместе с ним и в непогодь и в вёдро.
Демьян Бедный


Брату моему

Порой, тоску мою пытаясь превозмочь,
Я мысли черные гоню с досадой прочь,
На миг печали бремя скину,-
Запросится душа на полевой простор,
И, зачарованный мечтой, рисует взор
Родную, милую картину:

Давно уж день. Но тишь в деревне у реки:
Спят после розговен пасхальных мужики,
Утомлены мольбой всенощной.
В зеленом бархате далекие поля.
Лучами вешними согретая, земля
Вся дышит силою живительной и мощной.
На почках гибких верб белеет нежный пух.
Трепещет ласково убогая ракитка.
И сердцу весело, и замирает дух,
И ловит в тишине дремотной острый слух,
Как где-то стукнула калитка.
Вот говор долетел,- откуда, чей, бог весть!
Сплелися сочный бас и голос женский, тонкий,
Души восторженной привет - о Чуде весть,
И поцелуй, и смех раскатистый и звонкий.
Веселым говором нарушен тихий сон,
Разбужен воздух бодрым смехом.
И голос молодой стократно повторен
По всей деревне гулким эхом.
И вмиг всё ожило! Как в сказке, стали вдруг -
Поляна, улицы и изумрудный луг
Полны ликующим народом.
Скликают девушки замедливших подруг.
Вот - с песней - сомкнут их нарядно-пестрый круг,
И правит солнце хороводом!
Призывно-радостен торжественный трезвон.
Немых полей простор бескрайный напоен
Певцов незримых звучной трелью.
И, набираясь сил для будущих работ,
Крестьянский люд досуг и душу отдает
Тревогой будничных забот
Не омраченному веселью.

...О брат мой! Сердце мне упреком не тревожь!
Пусть краски светлые моей картины - ложь!
Я утолить хочу мой скорбный дух обманом,
В красивом вымысле хочу обресть бальзам
Невысыхающим слезам,
Незакрывающимся ранам.
Демьян Бедный


Бывает час: тоска щемящая
Сжимает сердце... Мозг - в жару...
Скорбит душа... Рука дрожащая
Невольно тянется к перу...

Всё то, над чем в часы томления
Изнемогала голова,
Пройдя горнило вдохновения,
Преображается в слова.

Исполненный красы пленительной,
И буйной мощи, и огня,
Певучих слов поток стремительный
Переливается, звеня.

Как поле, рдеющее маками,
Как в блеске утреннем река,
Сверкает огненными знаками
Моя неровная строка.

Звенит ее напев рыдающий,
Гремит призывно-гневный клич.
И беспощаден взмах карающий
Руки, поднявшей грозный бич.

Но - угасает вдохновение,
Слабеет сердца тетива:
Смирив нестройных дум волнение,
Вступает трезвый ум в права,

Сомненье точит жала острые,
Души не радует ничто.
Впиваясь взором в строки пестрые,
Я говорю: не то, не то...

И, убедясь в тоске мучительной,
Косноязычие кляня,
Что нет в строке моей медлительной
Ни мощи буйной, опьянительной,
Ни гордой страсти, ни огня,

Что мой напев - напев заученный,
Что слово новое - старо,
Я - обессиленный, измученный,
Бросаю в бешенстве перо!
Демьян Бедный


В огненном кольце

Еще не все сломили мы преграды,
Еще гадать нам рано о конце.
Со всех сторон теснят нас злые гады.
Товарищи, мы - в огненном кольце!
На нас идет вся хищная порода.
Насильники стоят в родном краю.
Судьбою нам дано лишь два исхода:
Иль победить, иль честно пасть в бою.
Но в тяжкий час, сомкнув свои отряды
И к небесам взметнув наш алый флаг,
Мы верим все, что за кольцом осады
Другим кольцом охвачен злобный враг,
Что братская к нам скоро рать пробьется,
Что близится приход великих дней,
Тех дней, когда в тылу врага сольется
В сплошной огонь кольцо иных огней.
Товарищи! В возвышенных надеждах,
Кто духом пал, отрады не найдет.
Позор тому, кто в траурных одеждах
Сегодня к нам на праздник наш придет.
Товарищи, в день славного кануна
Пусть прогремит наш лозунг боевой:
"Да здравствует всемирная коммуна!"
"Да здравствует наш праздник трудовой!"
Демьян Бедный


Вниманью молодых товарищей-поэтов,
Что ищут мировых-сверхмировых сюжетов,
Друг другу темами в глаза пуская пыль,
Вот вам бесхитростная быль,
Коль ничего она не скажет вашей братье,
Пустое ваше все занятье!
Спуститесь, милые, туда,
Где подлинный герой - такой простой и скромный -
Свершает подвиг свой огромный...
Демьян Бедный


Волк и Лев

У Волка Лев отбил овцу.
"Грабеж! Разбой! -
Волк поднял вой. -
Так вот какой ты есть защитник угнетенных!
Так вот изнанка какова
Твоих желаний затаенных!
Вот как ты свято стал чужие чтить права!
Пусть льстит тебе низкопоклонник,
А я... Когда при мне нарушил царь закон,
Я не боясь скажу, что он
Из беззаконников - первейший беззаконник!
Но, царь, есть божий суд! Есть справедливый гнев!.."
"Брось! - усмехнулся Лев. -
Все это без тебя мне хорошо известно,
Как не в секрет и волчий нрав.
В своих упреках ты, конечно, был бы прав,
Когда бы сам овцу добыл ты честно!"
Демьян Бедный


Волк и овца

Волк тяжко занемог:
Почти лишившись ног,
Лежал он, как колода,
Без ласки и ухода.
В такой беде, увидевши Овцу,
Взмолился Волк:
"Роднулечка Овечка,
Остановись на два словечка!
Ты видишь жизнь: моя приблизилась к концу.
Ах, знаю, я - злодей, и нет мне оправданья!
Но злость ко мне растет пусть в ком-нибудь другом,
А ты, ты сжалишься в порыве состраданья
Над умирающим врагом!
Предсмертной жаждою томимый нестерпимо,
Святая, кроткая, я об одном молю:
Помочь мне доползти к реке, текущей мимо,
Где я жестокие страданья утолю!"
"Ужель, - Овца в ответ, - я сделаюсь виною
Того, чтоб ты остался жив,
Себя водою освежив
И закусивши после... мною?"
Демьян Бедный


Воронье

При свете трепетном луны
Средь спящей смутным сном столицы,
Суровой важности полны,
Стоят кремлевские бойницы,-
Стоят, раздумье затая
О прошлом - страшном и великом.
Густые стаи воронья
Тревожат ночь зловещим криком.
Всю ночь горланит до утра
Их черный стан, объятый страхом:
"Кра-кра! Кра-кра! Кра-кра! Кра-кра!
Пошло всё прахом, прахом, прахом!"
О, воплощенье мертвых душ
Былых владык, в Кремле царивших,
Душ, из боярских мертвых туш
В объятья к черту воспаривших!
Кричи, лихое воронье,
Яви отцовскую кручину:
Оплачь детей твоих житье
И их бесславную кончину!
Кричи, лихое воронье,
Оплачь наследие твое
С его жестоким крахом! Крахом!
Оплачь минувшие года:
Им не вернуться никогда:
Пошло всё прахом, прахом, прахом!
Демьян Бедный


Вперед и выше!

На ниве черной пахарь скромный,
Тяну я свой нехитрый гуж.
Претит мне стих языколомный,
Невразумительный к тому ж.

Держася формы четкой, строгой,
С народным говором в ладу,
Иду проторенной дорогой,
Речь всем доступную веду.

Прост мой язык, и мысли тоже:
В них нет заумной новизны,-
Как чистый ключ в кремнистом ложе,
Они прозрачны и ясны.

Зато, когда задорным смехом
Вспугну я всех гадюк и сов,
В ответ звучат мне гулким эхом
Мильоны бодрых голосов:

"Да-ешь?!"- "Да-ешь!"- В движенье массы.
"Свалил?"- "Готово!"- "Будь здоров!"
Как мне смешны тогда гримасы
Литературных маклеров!

Нужна ли Правде позолота?
Мой честный стих, лети стрелой -
Вперед и выше!- от болота
Литературщины гнилой!
Демьян Бедный


Высоких гениев творенья.
Не для одной живут поры.
Демьян Бедный


Гастролер

Провинция каналье шустрой - клад.
Какой-то правый депутат
В губернский городок приехал на гастроли -
Не для погрома, нет, совсем в особой роли:
Читать предвыборный доклад.
Весь город потонул в афишах:
Афиши на столбах, заборах, фонарях,
Афиши на ларях,
На будках, на домах и чуть ли не на крышах.
Цветами, флагами украшен был вокзал,
И для доклада лучший зал
Отведен был задаром.
Доволен будет пусть амбаром
Какой-нибудь эсдек
Иль страшный черноблузник,
Но не солидный человек,
Не депутат-союзник.
Народу полон зал набилось на доклад.
Союзник рад.
С лоснящеюся рожей,
Пред губернаторской осклабившися ложей,
Он начал говорить
И с первых слов понес такую ахинею,
Что, только вспомнивши о ней, уж я краснею,
Не то чтоб слово повторить.
Казалось, лиходей оглоблей всех ударил.
Люд ошарашенный стал сразу глух и нем, -
А кто-то между тем
Рукою жадною в его карманах шарил!

Урон, положим, небольшой -
Уйти домой с пустым карманом -
Для тех, кто, опоен дурманом,
Ушел еще с пустой душой.
Демьян Бедный


Добряк

Расхвастался Медведь перед Лисой:
"Ты, кумушка, не думай,
Что я всегда такой угрюмый:
Злость на меня находит полосой,
А вообще, сказать не лицемеря,
Добрей меня не сыщешь зверя.
Спроси хоть у людей: ем мертвых я аль нет?"
- Ах, кум, - Лиса в ответ, -
Что мертвые?! Я думаю другое:
Слух добрый о себе ты всюду б утвердил,
Когда бы мертвецов ты менее щадил,
Но... оставлял живых в покое!"

Смысл этой басенки не нов
Для лицемеров и лгунов:
Прочтут, поймут... и не покажут вида,
Что их касается обида!
Демьян Бедный


Еж

Где объявился еж, змее уж там не место
«Вот черт щетинистый! Вот проклятущий бес-то!
Ну, погоди ужо: долг красен платежом!»
Змея задумала расправиться с ежом,
Но, силы собственной на это не имея,
Она пустилася вправлять мозги зверьку,
Хорьку:
«Приятель, погляди, что припасла к зиме я:
Какого крупного ежа!
Вот закусить кем можно плотно!
Одначе, дружбою с тобою дорожа,
Я это лакомство дарю тебе охотно.
Попробуешь, хорек, ежиного мясца,
Ввек не захочешь есть иного!»
Хорьку заманчиво и ново
Ежа испробовать. Бьет у хорька слюнца:
«С какого взять его конца?»
- «Бери с любого!
Бери с любого!-
Советует змея.- С любого, голубок!
Зубами можешь ты ему вцепиться в бок
Иль распороть ему брюшину,
Лишь не зевай!»
Но еж свернулся уж в клубок.
Хорь, изогнувши нервно спину,
От хищной радости дрожа,
Прыжком метнулся на ежа
И напоролся... на щетину.
Змея шипит: «Дави! Дави его! Дави!..
Да что ты пятишься? Ополоумел, что ли?!»
А у хорька темно в глазах от боли
И морда вся в крови.
«Дави сама его!- сказал змее он злобно.-
И ешь сама... без дележа.
Что до меня, то блюдо из ежа,
Мне кажется, не так-то уж съедобно!»

Мораль: враги б давно вонзили в нас клыки,
Когда б от хищников, грозящих нам войною,
Не ограждали нас щетиною стальною
Красноармейские штыки.
Демьян Бедный


Жесткий срок

Разжигатель неуемный -
Я кочую по фронтам.
Мой вагон дырявый, темный
Нынче здесь, а завтра там.

Плут иль трус - моя добыча:
Опозорю, засмею.
Я, повсюду нос свой тыча,
Зря похвал не раздаю.

Рожи лодырей малюя,
Их леплю на все углы.
Но когда кого хвалю я,
Значит, стоит он хвалы.

Шляхта подлая, тупая
Понапрасну нос дерет.
Отступая, наступая,
Мы идем вперед, вперед.

Путь известен: до Варшавы.
Видел место я вчера,
Где наводят переправы
Наши чудо-мастера.

Красным штабом самый точный
Обозначен им урок:
"Нужен мост на диво прочный
В срок - кратчайший. Жесткий срок".

Молотки стучат задорно.
Топоры звенят-поют.
Средь высоких свай проворно
Чудо-техники снуют.

Через Неман на Варшаву
"Шьют" стальную колею.
Всем путейцам нашим славу
Я охотно пропою.

Не напрасно путь здесь ляжет.
Красный фронт наш дал зарок:
Чванной шляхте он покажет,
Что такое "жесткий срок".
Демьян Бедный


Завязь

Святое царство правды строится
В родимой стороне.
Незримой много силы кроется
В народной глубине!
Вставайте ж, новые работники,
Рожденные в борьбе!
Поэты, пахари и плотники,
Мы вас зовем к себе!
Там, над Днестром, во мгле туманной,
Все с той же песнью боевой,
Все той же поступью чеканной
Советский ходит часовой!
Встань, рать подвижников суровая,
Грядущего оплот!
Расти и крепни, завязь новая,
И дай нам зрелый плод!
Демьян Бедный


Кларнет и рожок

Однажды летом
У речки, за селом, на мягком бережку
Случилось встретиться пастушьему Рожку
С Кларнетом.
"Здорово!"- пропищал Кларнет.
"Здорово, брат,- Рожок в ответ,-
Здорово!
Как вижу - ты из городских...
Да не пойму: из бар аль из каких?"-
"Вот это ново,-
Обиделся Кларнет.- Глаза вперед протри
Да лучше посмотри,
Чем задавать вопрос мне неуместный.
Кларнет я, музыкант известный.
Хоть, правда, голос мой с твоим немножко схож,
Но я за свой талант в места какие вхож?!
Сказать вам, мужикам, и то войдете в страх вы.
А все скажу, не утаю:
Под музыку мою
Танцуют, батенька, порой князья и графы!
Вот ты свою игру с моей теперь сравни:
Ведь под твою - быки с коровами одни
Хвостами машут!"
"То так,- сказал Рожок,- нам графы не сродни.
Одначе помяни:
Когда-нибудь они
Под музыку и под мою запляшут!"
Демьян Бедный


Колесо и конь

В телеге колесо прежалобно скрипело.
"Друг,- выбившись из сил,
Конь с удивлением спросил,-
В чем дело?
Что значит жалоба твоя?
Всю тяжесть ведь везешь не ты, а я!"

Иной с устало-скорбным ликом,
Злым честолюбьем одержим,
Скрипит о подвиге великом,
Хвалясь усердием... чужим.
Демьян Бедный


Кострома - это город-улыбка.
Шутки-шутки, а я вот возьму
И махну навсегда из Москвы в Кострому!
Демьян Бедный


Латышские красные бойцы

Латыш хорош без аттестации.
Таков он есть, таким он был:
Не надо долгой агитации,
Чтоб в нем зажечь геройский пыл.

Скажи: "барон!" И, словно бешеный,
Латыш дерется, всё круша.
Чай, не один барон повешенный -
Свидетель мести латыша.

Заслуги латышей отмечены.
Про них, как правило, пиши:
Любые фланги обеспечены,
Когда на флангах - латыши!

Где в бой вступает латдивизия,
Там белых давят, как мышей.
Готовься ж, врангельская физия,
К удару красных латышей!
Демьян Бедный


Лев, Лиса и Олень

У Льва
Болела голова
И кости старые ломило.
"Ох, ничего-то мне не мило,
И опротивели вы все! -
Сказал он кумушке Лисе,
Своей советнице сановной. -
Казнить вас казнью поголовной,
Чтоб понимали, значит... м-да!..
Ох, как под ложечкой сдавило... Ох, беда!..
И сердце: то замрет, то больно заколотит.
На что ни погляжу, ото всего воротит.
С чего бы это все?.. Аль помирать пора?.."
"О царь! - Лиса в ответ. - Ты, помнится, вчера
Поужинать изволил очень плотно".
"Вчера? Я б и сейчас подзакусил охотно,
Да чем? Тому назад не больше два денька
В лесу я видел оленька:
Красавец этакий, с ветвистыми рогами.
Что, ежели б его ты привела сюда?
Вот это - царская еда:
Поесть - и закусить оленьими мозгами!"
Через полчаса
Неслась Лиса,
По высочайшему веленью,
Искать в лесу тропу оленью,
Нашла и двинулась по ней.
К исходу двух иль трех (не помню точно) дней
Олень разыскан. Вид принявши важно-строгий,
Лиса к нему:
"О дивнорогий!
Тебя я в качестве смиренного посла
Известье важности великой принесла,
Веленье нашего священного владыки.
Осиротеть должны мы скоро, горемыки:
Лев - при смерти. И вот пред тем, как жертвой стать,
Беспомощный, печальной жертвой тленья,
Царь - так милы ему олений ум, и стать
И прыть оленья! -
Царь, долго думая, размыслил передать
Тебе бразды правленья.
Волк, дескать, лют, медведь - ленив,
Свинья - глупа, а тигр - хвастлив...
Лишь об одном тебе нет двух различных мнений.
Пресекся львиный род, да здравствует олений!
Спеши же к дряхлому царю,
Пока уста его злой смертью не сомкнуты.
Пусть вместе с воющим народом я узрю
Его последние счастливые минуты.
О благороднейший, иди к нему скорей!"
И новый царь зверей,
Принявши льстивые слова Лисы на веру,
Ввалился в львиную пещеру, -
Но в тот же миг, вконец испуганный и злой,
Последней клятвою проклявши лисьи речи,
Весь окровавленный от доброй львиной встречи,
Махнул назад стрелой.
"Держи его!.. Лови!.. Да что же я?.. Да где я".. -
Ревел взбешенный Лев, собою не владея. -
Вы шутки шутите со мной?..
Лиса! Верни его! Какой ни есть ценой,
Но притащи его, злодея!"
Лиса застыла: "Вот так раз!
Вот так задача!"
Но делать нечего: приказ!
Пустилась в лес, едва не плача,
От свежего следа не отрывая глаз.
По следу выбравшись на тихую полянку,
Лиса настигла беглеца.
"Не подходи! - вскричал Олень. - Убью полянку!"
"Ах, все равно я жду конца!
И без того уж я убита.
Мне не страшны твои копыта
И не страшны твои рога.
На, бей! От жизни мне равно не ждать уж толка:
Лев хочет посадить теперь на царство Волка,
Да, Волка, моего презлейшего врага!
Олень, ты - жалкий трус: к кому ты шел с опаской?
К царю, который ждал - с отеческою лаской
Прижать тебя к своей груди,
Кто, встав на радостях с постели без подмоги,
Встречал тебя: "Мой сын, наследник мой, гряди!"
А ты... Какой позор! Скорей давай бог ноги!
Мне вспомнить совестно! Я от стыда горю!.."
Размяк Олень совсем:
"Утешься, друг мой верный!..
Я совершил поступок скверный!..
Я... я покаюся... Веди меня к царю!.."
Лев ждал дружка: "А ну, теперь задай-ка тягу!"
Покамест Лев глотал кишки да потроха,
Лиса... мозгами закусила.
Хватился Лев мозгов: "Тьфу, дьявольская сила!
Да где ж мозги?"
"Мозги, ха-ха? -
Оскаблилась Лиса в приличном отдаленье. -
Что выдумал искать, ха-ха, мозги оленьи!
Да разве ж могут быть мозги у дурака,
Которому помял однажды Лев бока,
А он, доверившись посулам, самолично
В объятья львиные пожаловал вторично?!"

Мораль Эзопову боюсь переводить,
Хоть перевод вполне возможен.
Стал ныне и Эзоп не очень-то надежен,
С моралью надо погодить.
Демьян Бедный


Лена

Жена кормильца-мужа ждет,
Прижав к груди малюток-деток.
- Не жди, не жди, он не придет:
Удар предательский был меток.
Он пал, но пал он не один:
Со скорбным, помертвелым взглядом
Твой старший, твой любимый сын
Упал с отцом убитым рядом.
Семья друзей вкруг них лежит,-
Зловещий холм на поле талом!
И кровь горячая бежит
Из тяжких ран потоком алым.
А солнце вешнее блестит!
И бог злодейства не осудит!
- О братья! Проклят, проклят будет,
Кто этот страшный день забудет,
Кто эту кровь врагу простит!
Демьян Бедный


Ленин - с нами!

Высоких гениев творенья
Не для одной живут поры:
Из поколений в поколенья
Они несут свои дары.

Наследье гениев былого -
Источник вечного добра.
Живое ленинское слово
Звучит сегодня, как вчера.

Трудясь, мы знаем: Ленин - с нами!
И мы отважно под огнем
Несем в боях сквозь дым и пламя
Венчанное победой знамя
С портретом Ленина на нем!
Демьян Бедный


Лодырский паек

Вешней ласкою Алешку
Воздух утренний свежит.
Растянулся лодырь влежку
И - лежит, лежит, лежит.

Пашут пусть, кому охота,
Кто колхозом дорожит,
Для кого мила работа.
Он, Алешка, полежит.

Встала рожь густой стеною,
Спелым колосом дрожит.
Книзу брюхом, вверх спиною
Лодырь рядышком лежит.

Весь колхоз воспрянул духом:
«Урожай нам ворожит!»
Вверх спиною, книзу брюхом
Лодырь, знай свое, лежит.

Вот и осень. После лежки
Лодырь мчит с мешком в колхоз.
«Ты чего?» - «Насчет дележки!»
- «Шутишь, парень, аль всерьез?!»

Все смеются: «Ну и штуки ж!»
У Алешки сердце - ёк!
Обернулся в голый кукиш
Полный лодырский паек!
Демьян Бедный


Любимому

Живые, думаем с волненьем о живом
И верим, хоть исход опасности неведом,
Что снова на посту ты станешь боевом,
Чтоб к новым нас вести победам.

В опасности тесней смыкая фронт стальной,
Завещанное нам тобой храня упорство,
Мы возбуждённо ждём победы основной,
Которой кончишь ты, любимый наш, родной,
С недугом злым единоборство!
Демьян Бедный


Май

Подмяв под голову пеньку,
Рад первомайскому деньку,
Батрак Лука дремал на солнцепеке.
"Лука,- будил его хозяин,- а Лука!
Ты что ж? Всерьез! Аль так, валяешь дурака?
С чего те вздумалось валяться, лежебоке?
Ну, полежал и будет. Ась?
Молчишь. Оглох ты, что ли?
Ой, парень, взял себе ты, вижу, много воли.
Ты думаешь, что я не подглядел вчерась,
Какую прятал ты листовку?
Опять из города! Опять про забастовку?
Всё голь фабричная... У, распроклятый сброд...
Деревня им нужна... Мутить простой народ...
"Ма-ев-ка"! Знаем мы маевку.
За что я к пасхе-то купил тебе поддевку?
За что?.. Эх, брат Лука!..
Эх, милый, не дури... Одумайся... пока...
Добром прошу... Потом ужо не жди поблажки...
Попробуешь, скотина, каталажки!
До стражника подать рукой!"
Тут что-то сделалось с Лукой.
Вскочил, побагровел. Глаза горят, как свечи.
"Хозяин!- вымолвил: - Запомни... этот... май!..-
И, сжавши кулаки и разминая плечи,
Прибавил яростно: - Слышь? Лучше не замай!!"
Демьян Бедный


Мальчик и прохожий

"Спа... си... те!.. Ай!.. То... ну!"
"Вот видишь! - стал корить несчастного
прохожий.-
Зачем же ты, малец пригожий,
Полез на глубину?
Ай-ай! Ну, разве можно
Купаться так неосторожно?
Ужо, дружок, вперед смотри..."
Прохожий говорил с великим увлеченьем,
А мальчик, втянутый в водоворот теченьем,
Давно пускал уж пузыри!

Есть тьма людей: нравоученьем
Они готовы вам помочь в беде любой,
Отнюдь не жертвуя собой!
Демьян Бедный


Мир

Тигр с Барсом встретился однажды у ручья.
Была ль вина - и чья,
Старинная ли тут сказалась злоба,
Не знаю, - только оба
Вступили сразу меж собой
В жестокий бой.
К концу уставши так, что лапою не двинуть,
Остановились - дух немного перевесть,
Ан, смотрят: воронья кругом не то - не счесть,
А глазом не окинуть!
Горланит черный стан, кружит над головой,
Заране радуясь добыче даровой.
То видя, хоть у них давно прошла усталость,
Бойцы, и поостыв и образумясь малость,
Речь повели о мировой.


Я басню раскопал у старика Эзопа.
Мораль, которую жевали "до потопа",
Теперь, того гляди, применишь невпопад.
Все ж повторю ее - без лишних междометий:
Там, где двумя нарушен добрый лад,
Разладу рад,
Конечно, третий.
И в басне дан пример наглядный и живой,
Как важно вовремя сойтись на мировой.
Демьян Бедный


Мой стих

Пою. Но разве я "пою"?
Мой голос огрубел в бою,
И стих мой... блеску нет в его простом наряде.
Не на сверкающей эстраде
Пред "чистой публикой", восторженно-немой,
И не под скрипок стон чарующе-напевный
Я возвышаю голос мой -
Глухой, надтреснутый, насмешливый и гневный.
Наследья тяжкого неся проклятый груз,
Я не служитель муз:
Мой твердый четкий стих - мой подвиг ежедневный.
Родной народ, страдалец трудовой,
Мне важен суд лишь твой,
Ты мне один судья прямой, нелицемерный,
Ты, чьих надежд и дум я - выразитель верный,
Ты, темных чьих углов я- "пес сторожевой"!
Демьян Бедный


Молодняк

Годков тому примерно пять
Помещик некий в лес заехал погулять.
На козлах Филька красовался,
Такой-то парень - богатырь!
"Вишь, как тут заросло, а был совсем пустырь.
Молодняком помещик любовался.-
Как, Филька, думаешь? Хорош молоднячок?
Вот розги где растут. Не взять ли нам пучок?
В острастку мужикам... на случай своеволья!"-
"М-да!- Филька промычал, скосивши вбок
глаза.-
М-да... розги - первый сорт...
Молоднячок... Лоза...
Как в рост пойдут, ведь вот получатся дреколья!"

Какой же в басенке урок? Смешной вопрос.
Года всё шли да шли - и молодняк подрос.
Демьян Бедный


Нас побить, побить хотели!

Нас побить, побить хотели,
Нас побить пыталися,
А мы тоже не сидели,
Того дожидалися!

У китайцев генералы
Все вояки смелые:
На рабочие кварталы
Прут, как очумелые.

Под конец они, пройдохи,
Так распетушилися:
На советские "подвохи"
Дать отпор решилися:

"Большевистскую заразу
Уничтожить начисто!"
Но их дело стало сразу
Очень раскорячисто.

Нас побить, побить хотели,
Нас побить пыталися,
Но мы тоже не сидели,
Того дожидалися!

Так махнули,
Так тряхнули,
Крепко так ответили,
Что все Чжаны
Сюэ-ляны
Живо дело сметили.

Застрочили быстро ноты
Мирные и точные,
Мастера своей работы
Мы дальневосточные!

Наш ответ Чжан Сюэ-лянам1 -
Схватка молодецкая,
А рабочим и крестьянам -
Дружба всесоветская!

Нас побить, побить хотели,
Нас побить пыталися,
Но мы даром не сидели,
Того дожидалися!
Демьян Бедный


Наша родина

Дворяне, банкиры, попы и купечество,
В поход обряжая Тимох и Ерем,
Вопили: «За веру, царя и отечество
Умрем!»
«Умрем!»
«Умрем!»
И умерли гады нежданно-негаданно,
Став жертвой прозревших Ерем и Тимох.
Их трупы, отпетые нами безладанно,
Покрыли могильная плесень и мох.
«За веру!»-
Мы свергли дурман человечества.
«Царя!»-
И с царем мы расчеты свели.
«Отечество!»-
Вместо былого отечества
Дворян и банкиров, попов и купечества -
Рабоче-крестьянское мы обрели.

Бетоном и сталью сменивши колодины,
Мы строим великое царство Труда.
И этой - родной нам по-новому - родины
У нас не отбить никому никогда!
Демьян Бедный


Неизлечимый

Какой-то тип страдал запоем.
В запое был он зверски лют,
Бросаясь с руганью, с разбоем
На неповинный встречный люд.
Казалось, за его разбойные замашки
Ему недолго ждать смирительной рубашки.
Но пьяницу друзья решили излечить,
Зло пьянства перед ним насквозь разоблачить
И водку поднести ему с такой приправой,
Чтоб он с минуты самой той,
Как выпьет мерзостный настой,
Пред водкой морщился б, как перед злой отравой,
Чтоб водочный ему был неприятен дух,-
Друзья преподнесли ему настой... из мух:
«Пей, милый! Снадобье особой изготовки!»

Что ж пьяница? Без остановки
Он стопку вылакал, икнул, взглянул на дно
И, там увидя мух - брюшко и две головки,-
Глотнул их тоже заодно,
Причмокнувши: «Ух ты! Уж не пивал давно
Такой чудеснейшей... муховки!»

В Берлине так один фашистский коновод,
Смеясь, хватался за живот,
Когда, фашистскую пред ним пороча шпанку,
Его стыдило: дескать, вот
Фашистских подвигов вскрываем мы изнанку.
Ответ далеким был от всякого стыда:
«Что?.. Молодцы мои - погромщики?.. О да!
Не понимаю, господа,
За что ж на них вы так сердиты?
Великолепные, ей-богу же, бандиты!»
Демьян Бедный


Нету глупости разительней,
Чем прикрашивать все сплошь,
Правда горькая пользительней,
Чем подслащенная ложь.
Демьян Бедный


Никто не знал...

Был день как день, простой, обычный,
Одетый в серенькую мглу.
Гремел сурово голос зычный
Городового на углу.
Гордяся блеском камилавки,
Служил в соборе протопоп.
И у дверей питейной лавки
Шумел с рассвета пьяный скоп.
На рынке лаялись торговки,
Жужжа, как мухи на меду.
Мещанки, зарясь на обновки,
Метались в ситцевом ряду.
На дверь присутственного места
Глядел мужик в немой тоске,-
Пред ним обрывок "манифеста"
Желтел на выцветшей доске.
На каланче кружил пожарный,
Как зверь, прикованный к кольцу,
И солдатня под мат угарный
Маршировала на плацу.
К реке вилась обозов лента.
Шли бурлаки в мучной пыли.
Куда-то рваного студента
Чины конвойные вели.
Какой-то выпивший фабричный
Кричал, кого-то разнося:
"Про-щай, студентик горемычный!"
. . . . . . . . . . . . . . . .
Никто не знал, Россия вся
Не знала, крест неся привычный,
Что в этот день, такой обычный,
В России... Ленин родился!
Демьян Бедный


О Демьяне бедном, мужике вредном

Поемный низ порос крапивою;
Где выше, суше - сплошь бурьян.
Пропало все! Как ночь, над нивою
Стоит Демьян.

В хозяйстве тож из рук все валится:
Здесь - недохватка, там - изъян...
Ревут детишки, мать печалится...
Ох, брат Демьян!

Строчит урядник донесение:
"Так што нееловских селян,
Ваш-бродь, на сходе в воскресение
Мутил Демьян:

Мол, не возьмем - само не свалится,-
Один конец, мол, для крестьян.
Над мужиками черт ли сжалится..."
Так, так, Демьян!

Сам становой примчал в Неелово,
Рвал и метал: "Где? Кто смутьян?
Сгною... Сведу со света белого!"
Ох, брат Демьян!

"Мутить народ? Вперед закается!..
Связать его! Отправить в стан!..
Узнаешь там, что полагается!"
Ась, брат Демьян?

Стал барин чваниться, куражиться:
"Мужик! Хамье! Злодей! Буян!"
Буян!.. Аль не стерпеть, отважиться?
Ну ж, брат Демьян!..
Демьян Бедный


Ослы

Не рядовой осел, не пустобай-оратор,
Словам которого, кто хочет, тот перечь, -
Осел сановнейший, делец-администратор
В собрании ослов держал такую речь:
"Друзья! Мы все живем в периоде ослином.
Хотел бы знать я: кто, наш славный род хуля,
Осмелится сказать, что для ослов земля
Сошлася клином?
Ослы прошли везде, куда ни посмотри.
Ослы теперь - предмет и зависти и злобы.
Кого и чествуют и жалуют цари?
Кто нынче - первые особы?
Кто - все великие и малые послы?
Кто - все приказные чины и воеводы?
Все, - если не ослы,
То близкой к ним породы!
Но... здесь я подхожу к печальнейшему "но",
Высокородные отцы и патриоты, -
В нем - зло, таящее грядущих бед зерно,
Несчастье, ставшее для нас уже давно
Предметом горестной тревоги и заботы:
Одолевает нас незнатная родня.
Ослы в опасности! Породу их грязня,
Из сел и деревень, улусов и аулов
В их круг втирается тьма лошаков и мулов.
Недостает еще - храни нас бог! - коня.
Отцы! В минувший съезд избрали вы меня,
Чтоб в сферах правящих добыл я повеленье
Об утверждении особых прав и льгот
В ослином поколенье.
Добыл я все. И вот.
Моих хлопот
Осуществленье:
На теплые места, на всякий важный пост
Пройдет лишь наш прирост,
Ослы без подмеси, в которых каждый атом
Заверен нашим аттестатом.
И первый суд сейчас произнесете вы.
Вот перед вами строй любезных наших деток".
(Шум. Крики: "Господи!" - "Красавцы!" - "Прямо львы!")
"Правофланговый!"
"Гы!"
"Молчи!.. Осел-трехлеток!..
Судите сами".
"Гы!"
"С чего начнем?"
"С хвоста".
"Не хвост, а красота!"
"Как будто слишком длинный?"
"Хвост - истинно ослиный!"
"А уши, уши каковы?"
"Из-за ушей совсем не видно головы!"
"Позвольте, главное совсем и позабыто:
Копыто как?"
"Хоть напоказ,
Вот полюбуйтесь. В самый раз.
Как есть ослиное копыто!"
"Ура!.. Качать мальца!"
"Поставить на овес! -
Вскричали судьи все приятно и согласно,
Как сто немазаных колес. -
Экзамен выдержан прекрасно!"
Демьян Бедный


Пескарь

Бог весть из-за какой
Такой
Причины,
Среди морской
Пучины
Вели с Китами бой
Дельфины.
То увидал Пескарь: "Ой, братцы! Что я зрю?
Голубчики, да что вы?!
Давайте я вас помирю!"
"Вон! - гаркнули бойцы. - Да мы скорей готовы
Все лечь костьми, чем дать мирить нас -
Пескарю".
Демьян Бедный


Печаль

Дрожит вагон. Стучат колеса.
Мелькают серые столбы.
Вагон, сожженный у откоса,
Один, другой... Следы борьбы.
Остановились. Полустанок.
Какой? Не все ли мне равно.
На двух оборванных цыганок
Гляжу сквозь мокрое окно.
Одна - вот эта, что моложе,-
Так хороша, в глазах - огонь.
Красноармеец - рваный тоже -
Пред нею вытянул ладонь.
Гадалки речь вперед знакома:
Письмо, известье, дальний путь...
А парень грустен. Где-то дома
Остался, верно, кто-нибудь.

Колеса снова застучали.
Куда-то дальше я качу.
Моей несказанной печали
Делить ни с кем я не хочу.
К чему? Я сросся с бодрой маской.
И прав, кто скажет мне в укор,
Что я сплошною красной краской
Пишу и небо и забор.
Души неясная тревога
И скорбных мыслей смутный рой...
В окраске их моя дорога
Мне жуткой кажется порой!

О, если б я в такую пору,
Отдавшись власти черных дум,
В стихи отправил без разбору
Все, что идет тогда на ум!
Какой восторг, какие ласки
Мне расточал бы вражий стан,
Все, кто исполнен злой опаски,
В чьем сердце - траурные краски,
Кому все светлое - обман!

Не избалован я судьбою.
Жизнь жестоко меня трясла.
Все ж не умножил я собою
Печальных нытиков числа.
Но - полустанок захолустный...
Гадалки эти... ложь и тьма...
Красноармеец этот грустный
Все у меня нейдет с ума!
Дождем осенним плачут окна.
Дрожит расхлябанный вагон.
Свинцово-серых туч волокна
Застлали серый небосклон.
Сквозь тучи солнце светит скудно,
Уходит лес в глухую даль.
И так на этот раз мне трудно
Укрыть от всех мою печаль!
Демьян Бедный


По просьбе обер-прокурора,
Дабы накинуть удила
На беглеца Илиодора,
Шпиков испытанная свора
Командирована была.
Шпики ворчали: "Ну, дела!
Почесть, привыкли не к тому мы!
Гранить панель, торчать у Думы,
Травить эсдека иль жида -
Наш долг святой,- а тут беда:
Паломник, мол, и всё такое.
Паломник в холе и покое
В палатах вон каких сидит!
А не "найти" его - влетит,
"Найти" - влетит, пожалуй, вдвое!"
Демьян Бедный


Помощь

Каким-то случаем сошлись - Медведь с Китом,
И так сдружились крепко оба,
Что, заключив союз до гроба,
Друг другу поклялися в том,
Что каждый помогать другому будет в горе,
Ну, скажем там, болезнь случится иль война...
Вот, как на грех, пришлося вскоре
Нарваться Мише на Слона.
Увидевши, что близко море,
Стал Миша друга звать скорей:
"Кит-братец, помоги осилить эту тушу!"
Кит в берег тычется, - увы, царю морей
Не выбраться на сушу!
Медведь Кита корит:
"Изменник! Продал душу!"
"Кому? - ответил Кит. - И в чем моя вина?
Вини мою природу!
Я помогу тебе, как только ты Слона
Швырнуть сумеешь в воду!"
"Дурак! - взревел Медведь. - Не знал бы я беды,
Когда б я мог Слона швырнуть и от воды!"
Демьян Бедный


1 - 40 из 58
1 2 »